Сравнительный анализ зарубежных и российских методологий оценки



Дата01.04.2018
Размер0.72 Mb.

АНАЛИЗ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ И ЗАРУБЕЖНЫХ ПОДХОДОВ К ОЦЕНКЕ СЕЙСМОСТОЙКОСТИ ОБОРУДОВАНИЯ АЭС В УСЛОВИХ ЭКСПЛУАТАЦИИ
П.С. Казновский, К.Г. Касьянов, А.Д. Емельянова, А.П. Казновский, С.И. Рясный

ОАО «Атомтехэнерго»

г. Мытищи, Московская обл., Россия
Проблема гарантированного обеспечения сейсмостойкости важного для безопасности АЭС оборудования является крайне актуальной. Сейсмическим воздействиям подвергались АЭС в Армении, Болгарии, США и Японии. При этом японские АЭС, подвергшиеся наиболее сильным воздействиям, получили значительные повреждения, приведшие к серьезным авариям и радиоактивным выбросам. Особый интерес представляют методы оценки сейсмостойкости действующих АЭС, поскольку многие из них были спроектированы либо без учета возможных сейсмических воздействий, либо по устаревшим нормативным требованиям по сейсмостойкости. В данном докладе рассматриваются различные подходы к решению данной проблемы, применяемые в РФ и за рубежом.

Разработанные в США и описанные в стандартах МАГАТЭ процедуры сейсмической квалификации и переоценки оборудования АЭС на основе метода граничной сейсмостойкости (МГС) (SMA в латинской транскрипции) имеют как схожие элементы, так и существенные отличия от методов, регламентированных российскими нормативными документами.

В Российской Федерации методы оценки сейсмической безопасности АЭС основываются на положениях нормативов следующих уровней:


  • Концептуальный (ОПБ 88/97, Safety fundamentals series No.SF-1 МАГАТЭ) [1,6];

  • Регламентирующий уровень (НП-031-01, НП-064-05, NS-G-1.6, NS-G-2.13) [2,3,7,8];

  • 1-й методический уровень (ГОСТы, отраслевые методики);

  • 2-й методический уровень (локальные программы и методики обследования конкретных систем и оборудования).

Расчеты на сейсмостойкость выполняются согласно Нормам расчета на прочность оборудования и трубопроводов атомных энергетических установок, ПНАЭ Г-7-002-86 [4]. Концептуальный и регламентный уровни включают стандарты МАГАТЭ. Однако на методических и, частично, регламентном уровнях существенной особенностью Российской нормативной системы является требование обязательного изучения динамических характеристик важных для безопасности систем и элементов методом динамических испытаний в реальных условиях раскрепления и обвязки на АЭС.

Основные положения методологий, применяемых для оценки сейсмостойкости зарубежных станций, основанных на методах МГС (SMA – Seismic Margin Assessment), вероятностной оценке (PSA – Probabilistic Seismic Assessment), процедуре GIP (Generic Implementation Procedure) представлены в документах МАГАТЭ:



  • Safety guide NS-G-1.6 [7];

  • Safety guide NS-G-2.13 [8];

  • Safety report series No.28 [9];

  • Tecdoc 1333 [10].

Данные процедуры имеют целью получить ответ на вопрос, «с какой обеспеченностью станция способна в случае землетрясения, не превышающего заданный уровень, удовлетворить основным требованиям безопасности?». Существенной особенностью описанных в [8,9,10] подходов является максимальное исключение поэлементной проверки оборудования по схеме «испытание на динамические характеристики – расчетная оценка прочности». Вместо этого рекомендуется поэлементный «обход», нацеленный на визуальную проверку критериев, чаще всего связанных лишь с адекватностью крепления, возможными взаимодействиями оборудования в случае землетрясения и, главное, установлением подобия с оборудованием, включенным в базы данных SQUG (SQUG – Seismic Qualification Utility Group), разрабатываемые с середины 80-х гг. в США. Также стоит отметить в некоторых случаях полный “отсев” (“screen out”) оборудования из рассмотрения без дополнительных проверок на основе его идентичности или схожести по ряду критериев с уже квалифицированным оборудованием. Идея заключается в том, что если схожее оборудование квалифицировано на спектр воздействия, полностью охватывающий требуемый спектр, который должна выдержать проверяемая единица, то она исключается из подробного обследования и расчетного анализа.

С 1980 по 2012 годы российскими специалистами проводились проверки сейсмостойкости важного для безопасности оборудования методом расчетно-экспериментальной проверки с определением динамических характеристик в реальных условиях раскрепления и обвязки на АЭС. Работы проводились на 33 энергоблоках 11 АЭС в России, Украине, Армении, Болгарии, Венгрии и Словакии. Часть работ была проведена в рамках координационных программ “Benchmark study…” МАГАТЭ [11].

Данный подход является обязательным в России для всех вводимых в эксплуатацию или подвергаемых процедуре продления срока эксплуатации энергоблоков АЭС в соответствии с НП-064-05 [3] и в соответствии с принятым ОАО «Концерн Росэнергоатом» отраслевым руководящим документом МТ 1.2.2.04.0069-2012 [5].

Также в 1992-2010 годах в Восточной Европе, и в ограниченных объемах в России, Украине и Армении, были проведены работы по сейсмической квалификации энергоблоков методом граничной сейсмостойкости МГС (SMA). Часть работ проведена под эгидой МАГАТЭ в соответствии с методологиями, разработанными на основе типовой процедуры американской группы сейсмической квалификации АЭС – GIP-SQUG.

Несмотря на то, что оба подхода подтвердили достаточную надежность блоков, тем не менее, отметим веские причины, по которым вторая группа с подходом, основанным на SMA и процедуре GIP, не получила широкого распространения в Российской Федерации.

Рассмотрим процедуру GIP, описанную в [10], адаптированную к применению на АЭС с реакторами ВВЭР и получившую название GIP-ВВЭР более подробно.

Основные критерии верификации сейсмостойкости единицы оборудования, в соответствии с процедурой GIP-ВВЭР, во время визуального осмотра в процессе обхода следующие:


  • сейсмостойкость превышает требования по сейсмостойкости (посредством сравнения соответствующих МРЗ поэтажных спектров ответа или соответствующих МРЗ грунтовых спектров ответа с граничными спектрами GIP, представленными на рисунке 1, соответствующими пиковым ускорениям на грунте 0,33 g и 0,50 g (для выбранных классов оборудования ВВЭР). Граничный спектр сейсмостойкости должен огибать спектр сейсмического воздействия (спектр ответа на поверхности грунта или поэтажный спектр ответа). Процедура сопоставления спектров приведена в таблице 1;

  • подобие оборудования оборудованию соответствующего класса из баз данных сейсмического опыта (проверка критериев, основанных на обходах и информации из сопроводительной документации);

  • адекватная анкеровка оборудования (расчеты, или, в более простых случаях, инженерная оценка, основанная на обходах и информации из сопроводительной документации);

  • оценка потенциального сейсмического взаимодействия (основанная на обходах).


Рисунок 1 – GIP-ВВЭР граничные спектры сейсмостойкости


Граничный спектр, соответствующий ускорениям 0,33 g, используется для следующих видов оборудования:

  • шкафы управления электроприводами;

  • распределительные устройства низкого напряжения;

  • распределительные устройства среднего напряжения;

  • трансформаторы;

  • вертикальные насосы;

  • вентиляторы;

  • воздушные теплообменники (кондиционеры);

  • распределительные панели;

  • аккумуляторы на стеллажах;

  • приборы на стойках;

  • датчики температуры, термопары, градусники;

  • панели и шкафы ИУС.

Граничный спектр, соответствующий ускорениям 0,50 g, используется для следующих, считающихся более прочными и стойкими, видов оборудования:

  • горизонтальные насосы;

  • арматура с пневматическим приводом;

  • арматура с электрическим и электромагнитным приводом;

  • холодильные машины;

  • воздушные компрессоры;

  • мотор-генераторы;

  • дизель-генераторы;

  • устройства для зарядки батарей и преобразователи (инвенторы).

Таблица 1. Критерии сравнения сейсмостойкости с сейсмическими требованиями (1)



A. Сравнение со спектром ответа на грунте при МРЗ (2)

Может быть использовано, когда единица оборудования установлена менее, чем 12 м над нулевой отметкой, и когда собственная частота оборудования выше 12 Гц (3)


Граничный спектр GIP  Спектр ответа на грунте при МРЗ (5% затухания) (4)


B. Сравнение с поэтажным спектром ответа при МРЗ
1,5xГраничный спектр GIP  реальный поэтажный спектр ответа при МРЗ (5% затухания) (4)


Примечания:

(1) Применяется, по крайней мере, одно из этих двух правил.

(2) Критерий А может быть использован только для жестко закрепленных строительных конструкций, таких как нижняя бетонная часть здания реактора ВВЭР-440 или ВВЭР-1000, дизель-генераторная станция ВВЭР-1000 и т.п. Не использовать этот критерий для явно гибких строительных сооружений, таких как секущие и продольные галереи ВВЭР-440 и т.п.

(3) Не применяется предел 12 Гц для оборудования, установленного на системах трубопроводов (арматура, приводы, датчики и т.д.).

(4) Данные критерии должны выполняться для трех ортогональных пространственных направлений.

Граничный спектр, должен охватывать требуемый спектр на грунте, или граничный спектр, умноженный на 1,5 должен охватывать требуемый поэтажный спектр (с 5% затухания) для частот равных и выше консервативно оцененной наинизшей собственной частоты единицы оборудования, подлежащей оценке.

Граничные спектры сейсмостойкости получены в результате обобщения данных экспериментов и опыта реальных землетрясений. Считается, что данные нагрузки оборудование выдерживает.

Рассмотрим приведенные в [10] принципы подобия (сходства) оборудования АЭС с типом реактора ВВЭР с оборудованием, включенным в базы данных по сейсмостойкости SQUG.

Подобие оборудования АЭС-ВВЭР, которое входит в вышеперечисленные классы, с оборудованием, включенным в базы данных SQUG, является основным принципом практического применения процедуры GIP-ВВЭР для оценки сейсмостойкости такого оборудования непрямым путем. Главным в определении подобия является сравнение динамических и физических характеристик оборудования, которые влияют на сейсмостойкость оборудования. Процедура установления подобия оборудования в пределах каждого класса включает следующие сравнения:


  • наиболее вероятные типы неисправностей (основанные на прогнозируемом поведении всех критических элементов);

  • преобладающие резонансные и критические частоты и формы мод;

  • критические значения затухания;

  • наиболее важные физические характеристики оборудования:

  • размер оборудования, масса и положение (вертикальное, горизонтальное, наклонное и т.д.);

  • общее изготовление, качество изготовления, срок эксплуатации и факторы старения;

  • размещение центра тяжести, наличие и размещение консольных/свободнонесущих деталей/частей;

  • исполнение и параметры тяжелых и/или движущихся внутренних частей;

  • исполнение и параметры опор и анкеровки;

  • исполнение и параметры присоединенных линий, оснований и других частей и т.д.;

  • наличие устройств (механических или электрических), чувствительных к вибрациям и ударам.

На основе этих принципов было выполнено сравнение оборудования АЭС с типом реактора ВВЭР с оборудованием существующих баз данных по сейсмостойкости и установлена их приемлемость для использования на АЭС с реакторами ВВЭР.

В качестве иллюстрации принципа установления подобия в [10] приведен следующий пример:

Допустим, геометрический размер квалифицируемого на сейсмостойкость оборудования (1) равен 2/3 размера квалифицированного оборудования из базы данных (0) – рисунок 6. Оборудование установлено на различных этажных отметках здания (0) и (1), для которых сгенерированы соответствующие спектры ответа (0) и (1). Низшая собственная частота f оборудования (1) может быть оценена как
f(1) = φL-1* f(0)= 3/2 * f(0)

Оборудование (0)


Оборудование (1)




Этажная отметка (0) Этажная отметка (1)


Рисунок 2 – Подобное оборудование (0) и (1), геометрическое подобие φL = 2/3 .
Зная соотношение для f(1) может быть определено соответствующее сейсмическое ускорение a(1), используя соответствующий спектр ответа (рисунок 7). В соответствии с более высокой высотной отметке установки, предположим, что a(1) составит 4/3 a(0) (например, a(0) = 6,0 м/с2 и a(1) = 8,0 м/с2), т.е. φa = 4/3.

a

Спектр ответа (0)

Спектр ответа (1)

а(0) а(1)

f(0) f(1) f
Рисунок 3 – Спектры ответа на этажных отметках (0) и (1), коэффициент подобия сейсмических ускорений φa = 4/3

По значениям коэффициентов подобия, напряжения в оборудовании, вызванные сейсмическими воздействиями, могут быть оценены как


σ(1) = φL * φa * σ(0) = 2/3 * 4/3 * σ(0) = 0,89σ(0) .
При условии, что сейсмостойкость оборудования (0) была проверена посредством анализа, испытания, аналогии, используя опыт землетрясений и общие данные испытаний (включая оценку частот), сейсмостойкость оборудования (1) обеспечивается применением законов подобия.

Из приведенного (в русском дословном переводе) фрагмента документа [10] очевидно, что такие примитивные принципы подобия применимы чисто теоретически только для идеальных моделей, которых в реальной жизни не существует. Если попытаться учесть такие неизбежные расхождения между сравниваемым оборудованием, как: масса и расположение центра масс; демпфирование; трубопроводная обвязка; способы крепления опор к основанию (количество и диаметры анкерных болтов или размеры сварных швов к закладным); внутренние элементы конструкций; рабочее давление, температура и множество других, то так называемое «подобие» оборудования (0) и оборудования (1) будет в принципе неопределимым, или определимым с недопустимой погрешностью. Особое удивление вызывает способ определения собственной частоты колебания методом подобия, когда (как будет показано ниже) даже для идентичного оборудования на практике наблюдается существенный разброс собственных частот колебаний.

Поэтому вышеприведенное утверждение, что «было выполнено сравнение оборудования АЭС с типом реактора ВВЭР с оборудованием существующих баз данных по сейсмостойкости и установлена их приемлемость для использования на АЭС с реакторами ВВЭР» не может считаться обоснованным.

В качестве аргумента в пользу МГС (SMA) и GIP приводится довод, что их применение позволяет значительно сократить затраты на обоснование сейсмостойкости АЭС по сравнению с обычно применяемыми методами, например, полным пересчетом по нормам проектирования или проведением массовых экспериментальных исследований на блоках. Однако сокращение затрат на обследование Российских станций за счет “отсеивания” (“screen out”) из рассмотрения оборудования, важного для безопасности, даже сопровождаемое обходом, уточняющим особенности установки в системе, в принципе не может быть проведено на основании баз данных, разработанных в США, использующих, в том числе, данные о разрушениях оборудования на объектах традиционной (не атомной) энергетики. Это обусловлено тем, что на российских АЭС такое оборудование не применяется, а приведение подобия между типопредставителями похожего оборудования, как уже было сказано, является слишком большой натяжкой. Более того, даже в пределах одного и того же энергоблока АЭС, и даже одной и той же высотной отметки, имеются многочисленные примеры существенного различия между единицами совершенно однотипного оборудования в части соответствия требованиям сейсмостойкости.

Для оборудования, имеющего обвязку, теплоизоляцию, установленного на дополнительных податливых опорных конструкциях или металлических перекрытиях, как это часто бывает на энергоблоках АЭС, предсказать поведение в условиях землетрясения можно только учитывая его реальное состояние после установки путем расчета с использованием данных измерений динамических характеристик. Это обусловлено ярко выраженным резонансным характером сейсмических воздействий, когда нагрузки на оборудование в зависимости от значений его собственных частот и декрементов колебаний могут отличаться на 1-2 порядка.

Предлагаемая к применению на Российских станциях процедура GIP-ВВЭР («модификация» процедуры GIP, разработанной в США специальной группой SQUG в 80-е гг.[8]) хотя и включает в качестве критериев подобия сравнение преобладающих резонансных частот и форм, тем не менее, не содержит обязательных требований к их определению. Но даже полное совпадение геометрических параметров, распределения масс, собственных частот и форм колебаний не гарантирует совпадение сейсмических нагрузок, так как ещё одной группой параметров, определяющих нагрузки, являются коэффициенты затухания.

GIP предполагает сравнение граничного спектра, основанного на данных опыта экспериментов и реальных землетрясений и спектра сейсмического воздействия для относительного логарифмического декремента колебаний (коэффициента затухания) 5% от критического значения. Но, как показывают наши многочисленные обследования в течение последних тридцати пяти лет, на оборудовании российских и восточноевропейских энергоблоков, более чем в половине случаев минимальные значения коэффициентов затухания (даже с учетом поправки на то, что при реальном сейсмическом воздействии затухание происходит в 1,5-2 раза быстрее) составляют не более 2 3%, а в ряде случаев и менее 2% и даже 1%. Поэтому сравнение только пятипроцентных спектров нельзя признать обоснованным.

Сейсмические нагрузки зависят от совокупности динамических параметров, индивидуальных для каждой единицы:



  • частот собственных колебаний;

  • параметров затухания колебаний (декрементов);

  • вида форм колебаний.

Опыт работ российских специалистов, в том числе и под эгидой МАГАТЭ [11], показывает, что даже для идентичных единиц после монтажа в систему мы зачастую получаем существенный разброс этих значений, которые, тем не менее, сохраняют свои значения в течение длительного времени (проверенная воспроизводимость результатов испытаний подтверждает их достоверность).

Поэтому в условиях, когда даже идентичные единицы демонстрируют разброс в значениях собственных динамических характеристик (до 10 Гц и даже более), приводящий к разнице в значениях нагрузок до 1-2 порядков, квалификация путем установления подобия с оборудованием, применяемым на других объектах энергетики, подвергшихся землетрясениям, представляется необоснованной и недопустимой.

На рисунке 4 приведен пример поэтажного спектра ответа. Даже при одинаковом значении декремента (2%) ускорение воздействия (и инерционные силы, соответственно) отличаются в 2 раза при разности частот 1 Гц.

Рисунок 4 – Пример поэтажного спектра ответа. РДЭС, отметка -4,2 м.


На рисунке 5 показаны примеры расчетных схем идентичных, но по-разному обвязанных клапанов. Экспериментально полученные значения частот для них отличаются в 1,6 раза.

Рисунок 5 – Примеры расчетных схем идентичных по-разному обвязанных клапанов


Кроме того, даже на построенных по одному проекту энергоблоках идентичное оборудование с одинаковыми собственными частотами и параметрами затухания, смонтированное на одной и той же высотной отметке, но на различных площадках АЭС, в случае землетрясения будет воспринимать различные нагрузки. На рисунке 6 представлены два поэтажных спектра воздействия для одинаковых энергоблоков двух разных АЭС на одной и той же отметке для одного и того же значения параметра затухания. Как видно из графиков, для одной и той же собственной частоты оборудования 7,2 Гц (бак запаса топлива резервной дизельной электростанции (РДЭС)), нагрузки на оборудование по соответствующей форме колебаний будут существенно отличаться.

Рисунок 6 – Поэтажные спектры ответа (воздействия на оборудование) в месте установки бака запаса топлива резервной дизельной электростанции для одинаковых (построенных по одному проекту) энергоблоков на различных площадках строительства АЭС.


Допустим, что спектр воздействия, который выдержало оборудование, включенное в базу данных SQUG, все же полностью охватывает поэтажный спектр ответа, характеризующий нагрузку на квалифицируемую единицу оборудования. Пусть даже оборудование является идентичным с одинаковыми параметрами затухания и пусть коэффициент равен в обоих случаях 5 % по всем формам, что уже невероятно. Рассмотрим пример, приведенный на рисунке 7.

Рисунок 7 – Полное охватывание спектров воздействия не гарантирует при прочих равных условиях не превышения значений предельных нагрузок
«Нижний» спектр в резонансной области может иметь значение (a2) большее, чем «верхний» спектр в нерезонансной области (значение a1). Опыт российских специалистов показывает, что даже для идентичных единиц (не говоря уже о единицах, «приведенных» в результате операций установления подобия) вполне реален разброс частот в 10 Гц. И если заведомо неизвестно, какие собственные частоты и коэффициенты затухания были у оборудования, включенного в базу и какие собственные частоты у квалифицируемой единицы, нельзя оценить, какие реальные инерционные нагрузки выдерживала такая же единица и какие может выдержать квалифицируемая.

Рассмотрим таблицу 2-4 основополагающего документа МГС (SMA) [12], выпущенного Американским Исследовательским Электротехническим Институтом (EPRI) в 1991 г. NP 6041-SLR1 (рисунок 8). Обратим внимание на критерий отсева для клапанов (задвижек) с приводами (рисунок 5, строка Active valves). Исходя из инструкции по “отсеву”, получаем, что при пиковых ускорениях спектра воздействия меньше 0,8g при 5% затухания клапан исключается из рассмотрения (считается заведомо сейсмостойким). Возможно, что клапаны, сконструированные и изготовленные в США в соответствии с американскими нормативными требованиями, по результатам множества испытаний и расчетных анализов с приемлемой вероятностью действительно окажутся сейсмостойкими при таких нагрузках. Опыт исследований на российских АЭС показывает, что довольно распространены случаи, когда электроприводная арматура имеет собственные частоты колебаний в резонансной области с декрементами ниже 2%. При этом, если пиковые сейсмические ускорения на спектрах ответа с затуханием 5% равны 0,8g, при затухании 2% они могут достичь уже 2,0g, а при таких ускорениях становится крайне высокой вероятность того, что оборудование не будет сейсмостойким. Кроме того, пиковое ускорение не полностью определяет вид спектра. Значение имеет (особенно при разбросе частот) ширина и положение резонансной области. Также может иметь место второй резонанс после 20 Гц. Поэтому мы не можем признать приемлемым критерий отсева только по пиковому ускорению при демпфировании 5%, параметр которого при реальных испытаниях оказывается во многих случаях гораздо ниже, вплоть до 0,5%. При этом нагрузка при изменении декремента может возрасти в 2 и более раз.




Рисунок 8 – Таблица 2-4 основополагающего документа МГС (SMA) [12], критерии отбора оборудования для дальнейшего анализа
Кроме того, в сноске 2 мы видим фразу: “группа осмотра должна учитывать возможные ситуации, в которых очень крупный привод прикреплен к 2-х дюймовым (и меньше) трубопроводам”. То есть команда экспертов все же может принять решение о том, что единица нуждается в дополнительном анализе на основании “extremely large extended operator”. Однако данный критерий не выражен в числах и возлагается на субъективный опыт команды экспертов. В настоящее время, ввиду многократного удешевления испытаний в условиях энергоблока, такими критериями могут и обязаны быть экспериментально определенные значения собственных динамических характеристик.

Проводимые на Российских энергоблоках динамические испытания с малым энергетическим воздействием на оборудование имеют целью лишь определение собственных динамических характеристик оборудования и служат для последующей верификации расчетных схем. Даже если испытания проводятся «на холодных трубах» в процессе расчета производится корректировка моделей с учетом условий эксплуатации. Выводы о сейсмостойкости единицы или совокупности единиц, включенных в одну расчетную модель, делаются только по результатам расчета. Единицы для расчета выбираются только после детального анализа результатов испытаний опытным специалистом, как минимум по одной из ряда строго идентичных, продемонстрировавшей наихудшие по отношению к спектру ответа динамические характеристики. Критерием сейсмостойкости является непревышение нормативно допускаемых напряжений, принимаемых в соответствии с [4] в наиболее нагруженных элементах оборудования или узлах его раскрепления. Данный подход является, возможно, излишне консервативным, вследствие заложенных запасов прочности в значения допускаемых напряжений, но при этом дает полную гарантию сейсмостойкости обследуемого оборудования, в случае ее подтверждения по результатам расчетов.

Таблица 1 демонстрирует концептуальное соответствие подхода, применяемого в Российской федерации основным идеологическим положениям МГС (SMA). При этом преимущество Российского способа организации работ заключается в разделении задач между различными специализированными организациями, что повышает степень квалифицированности и ответственности в решении общей задачи обеспечения сейсмической безопасности. В описании последовательности действий SMA мы видим, что выбор уровня землетрясения, на который квалифицируется станция, выбор ответственного оборудования, обходы и расчеты выполняются одной группой экспертов. В документе [8] сказано, что обычно команда состоит из 3-5 человек. Однако, например, задача выбора “success path”, то есть группы компонентов, ответственных за безопасный останов, справедливо должна лежать на проектирующей организации и, в случае Российских станций, команда сейсмической квалификации (переоценки) получает поэтажные спектры ответа на сейсмические воздействия в местах установки оборудования и перечень оборудования для обследования (I категория сейсмостойкости) в качестве исходных данных от проектировщика. Отметим, что в описании процедуры GIP [10] определение оборудования, сейсмическая безопасность которого должна быть оценена, также возлагается на группу экспертов, а не на проектную организацию.

Подходы, основанные на непрямых методах сейсмической квалификации, получили в США с начала 1990-х гг. активное развитие, ввиду высокой стоимости непосредственного поэлементного обследования (эксперимент по определению собственных динамических характеристик + расчет на прочность). Но в наше время измерительная аппаратура стала намного более мобильной и дешевой, вычислительная техника и программное обеспечение стали гораздо производительнее, удобнее и доступнее по ценам, испытания всего оборудования 1 категории сейсмостойкости энергоблока четырьмя специалистами занимает 8 недель, а современная вычислительная техника и накопленный опыт позволяют выполнить необходимые прочностные расчеты для одного энергоблока в течение полугода коллективом 10-12 человек. В результате, стоимость и трудоемкость проведения работ составляет не более 1% объемов пусконаладочных работ при вводе энергоблока в эксплуатацию и менее 0,02% полной стоимости энергоблока, что не может являться существенным основанием для выбора более дешевых и гораздо менее надежных подходов к обеспечению безопасности АЭС.


Таблица 2 – Сравнение метода МГС (SMA) и подхода, применяемого в РФ



Этап

МГС (SMA)

Российская Федерация

1

Подбор и формирование экспертной группы

Опыт работы экспертов в области от 5 до 30 лет, в группу испытателей включаются инженеры, работающие непосредственно в области наладки систем и оборудования АЭС, привлекается персонал станции

2

Выбор и обоснование землетрясения экспертного уровня

Расчетный уровень землетрясения – МРЗ (определяется на стадии проекта специалистами в области сейсмологии), но не менее 0,1g для новых энергоблоков (в соответствии с НП-031-01,

НП-064-05 и рекомендациями МАГАТЭ)



3

Разработка перечня оборудования безопасного останова

Классификатор оборудования по классам безопасности и категориям сейсмостойкости разрабатывается проектировщиком станции в соответствии с нормативными требованиями. При сейсмической квалификации нет необходимости его пересматривать

4

Анализ документации

Анализ документации

5

Подготовка и проведение станционных обходов. Выявляются отклонения от проекта, возможные варианты взаимодействия оборудования в случае землетрясения

Станционный обход проводится одновременно с проведением испытаний по определению собственных динамических характеристик, выявляются отклонения от проекта, возможные варианты взаимодействия оборудования в случае землетрясения

6

Проведение вычислений приблизительных коэффициентов надежности оборудования (НСLPF) и определение граничной сейсмостойкости

Определяется запас прочности по допускаемым напряжениям в соответствии с системой стандартов ПНАЭ и НП с использованием данных испытаний

7

Идентификация несейсмостойких элементов. Разработка рекомендаций по обеспечению их сейсмостойкости

Разработка обоснованных прочностными расчетами рекомендаций по обеспечению сейсмостойкости несейсмостойкого оборудования. Разработанные рекомендации направляются проектировщику и в эксплуатирующую организацию АЭС для реализации антисейсмических мероприятий

8

Подготовка и выпуск итогового отчета

Подготовка и выпуск итогового отчета, содержащего протоколы испытаний и подробные отчеты по прочностным расчетам

9

Экспертиза

Результаты обследований включаются в общий отчет по обоснованию безопасности энергоблока для экспертизы в Ростехнадзоре. На основании экспертизы выдается Лицензия на эксплуатацию

Выводы:


Учет передового мирового опыта по сейсмической квалификации энергоблоков АЭС может быть интересным в части вероятностных оценок способности станции к аварийному останову в условиях сейсмического риска при МРЗ, категоризации оборудования, разработке перечней оборудования безопасного останова и оборудования, важного для безопасности, проведения расчетного анализа конкретных единиц оборудования, чтобы избежать завышенных требований по сейсмостойкости.

При этом путь отказа от непосредственного обследования каждой единицы оборудования важных для безопасности систем с определением собственных динамических характеристик в натурных условиях и последующих расчетов по уточненным расчетным схемам, соответствующим реальным условиям раскрепления и обвязки оборудования, является неприемлемым из-за резонансного характера сейсмических воздействий. Данное положение зафиксировано в российских нормативных документах [1-5].

Обращение к базам данных SQUG может представлять некоторый научный интерес, но не может применяться для поисков подобия оборудования российских АЭС с целью подтверждения его сейсмостойкости. Надежность такого метода будет недопустимо низкой. Кроме того, полноценная экспертиза и анализ данных, представленных в этих базах, занимающих десятки томов, изучение возможности адаптации накопленных в США сведений к применению в РФ, потребует неоправданных по трудоемкости и финансам затрат, не говоря уже о том, что сам доступ к этим базам предоставляется далеко не бесплатно.

Обоснованное использование ранее полученных результатов опыта землетрясений, экспериментов и расчетов при определении сейсмостойкости возможно только в следующих случаях:



  1. Оборудование аттестовано на сейсмостойкость ранее в заводских или лабораторных условиях, его раскрепление в условиях АЭС полностью соответствует условиям раскрепления при испытаниях и оборудование механически не взаимосвязано с другим оборудованием.

  2. Оборудование и условия его раскрепления и обвязки полностью идентичны ранее испытанному и аттестованному оборудованию в условиях монтажа на АЭС, при этом сейсмические нагрузки, определенные по спектрам ответа на сейсмические воздействия не превышают те, на которые оно было аттестовано. При этом собственные частоты и декременты колебаний необходимо определять экспериментально, а расчеты на сейсмостойкость можно не проводить.

  3. Оборудование имеет значительную массу, исключающую возможность экспериментального определения СДХ методом затухающих колебаний в условиях АЭС. Для такого оборудования проводятся сложные расчеты во взаимосвязи со строительными конструкциями на этапе проектирования. Все возможные нагрузки учтены с необходимыми запасами.

Во всех остальных случаях необходимо проводить полную расчетно-экспериментальную проверку сейсмостойкости.

Применяемый расчетно-экспериментальный метод определения сейсмостойкости оборудования в реальных условиях его раскрепления и обвязки на энергоблоках АЭС является приемлемым по материальным и трудозатратам и при этом наиболее надежным, что позволяет говорить о передовых позициях России в данном вопросе. Накопленные в РФ результаты обследований сейсмостойкости оборудования АЭС в России и построенных по российским проектам за рубежом в настоящее время обобщаются и оформляются в собственную базу данных, использование которой в дальнейшем позволит дополнительно сократить трудоемкость и стоимость работ по обеспечению сейсмической безопасности АЭС, не ставя под сомнение качество их выполнения.



Использование методов SMA и GIP в целях сейсмической квалификации оборудования российских АЭС и АЭС, построенных по российским проектам за рубежом, является необоснованным и недопустимым.
Литература:


  1. Общие положения обеспечения безопасности атомных станций (ОПБ-88/97).

  2. Нормы проектирования сейсмостойких атомных станций. НП-031-01. // М.: Госатомнадзор. 2001

  3. Учет внешних воздействий природного и техногенного происхождения на объекты использования атомной энергии. НП-064-05. // М.: Федеральная служба
    по экологическому, технологическому и атомному надзору. 2005.

  4. Нормы расчета на прочность оборудования и трубопроводов атомных энергетических установок ПНАЭ-Г7-002-86 // М:.Энергоатомиздат. 1989. 527 с.

  5. Методика подтверждения динамических характеристик систем и элементов энергоблоков АЭС, важных для безопасности. МТ 1.2.2.04.0069-2012. // ОАО «Концерн Росэнергоатом». 2012. 50 с.

  6. Fundamental Safety Principles // Vienna.: International atomic energy agency. Safety fundamental series No.SF 1, 2006.

  7. Seismic design and qualification for nuclear power plants // Vienna.: International atomic energy agency. Safety guide No.NS-G-1.6, 2003.

  8. Evaluation of seismic safety for existing nuclear installations // Vienna.: International atomic energy agency. Safety guide No.NS-G-2.13, 2009.

  9. Seismic evaluation of existing nuclear power plants // Vienna.: International atomic energy agency. Safety reports series No.28, 2003.

  10. Earthquake experience and seismic qualification by indirect methods in nuclear installations// Vienna.: International atomic energy agency. TECDOC 1333, 2003.

  11. Benchmark study for the seismic analysis and testing of WWER type NPPs // Vienna.: International atomic energy agency. TECDOC 1176, 2000.

  12. A Methodology for assessment of nuclear power plant seismic margin (Revision 1) // Palo Alto, California.: EPRI NP-6041-SL Revision 1 Project 2722-23 Final Report August. 1991

Каталог: files
files -> Твардовский александр сергеевич
files -> Маркетинговые коммуникации
files -> Не пропустите! Долгожданное событие для event-специалистов!
files -> Программа дисциплины по специальности 032401. 65 Реклама Владивосток Издательство вгуэс 2014 ббк учебная программа по дисциплине «Эстетика рекламы»
files -> Высшая школа бизнеса и менеджмента продолжает прием на программы профессиональной переподготовки менеджеров высшего уровня Ма
files -> Статус в социальной сети как носитель рекламной информации


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©rekref.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница